«Пацан не смог бы так профессионально избавиться от тела»: полиция три года не может найти следов пропавшей школьницы

Кристина Хамраева и Кирилл Ладынский познакомились в соцсетсях в начале 2017 года. Тогда им обоим было по 15 лет. Она жила в Москве, он — в Хабаровске. Молодые люди переписывались год. А в 2018 году Кирилл сбежал из дома в столицу, чтобы увидеться с Кристиной.

Как вспоминает мать подростка Ольга Ладынская, сын с весны твердил, что ему надо непременно попасть в Москву.

«Мы обычно каждое лето ездили в столицу, — рассказывает она RT. — Но в этом году поехать не получалось. Тогда он взял деньги, которые копил на новый телефон, тайком купил билет, и уехал, никому, ничего не сказав».

По словам матери, сын позвонил ей из Москвы 24 августа и попросил не волноваться. «Потом мы каждый день общались с ним по видео связи, я волновалась, но он был спокойный, адекватный. Видно, что не пил, ничего не употреблял», — рассказывает Ольга.

Согласно материалам дела (имеются в распоряжении RT), Кирилл снял квартиру в доме на улице Большая Филёвская у риэлтора Василия Поспелова до 4 сентября, заплатив 30 тыс. рублей. Договор они не заключали.

В Москве Кирилл пробыл несколько дней и съехал раньше оговоренного срока, не предупредив хозяина.

Как следовало из показаний Ладынского, Кристина приезжала к нему дважды. Подруги девушки были против их отношений, и она решила с ним расстаться. 27 августа Ладынский  поехал к друзьям семьи в Королёв, которые помогли поменять билеты и на следующий день вернуться домой.

«Ребёнок приехал абсолютно спокойный, ни синяка, ни пореза, руки не трясутся, алкоголем и сигаретами не пахло», — вспоминает Ольга Ладынская.

Через полтора месяца, 11 октября, по словам матери, их с Кириллом вызвали в следственный комитет.

«Сына расспросили про Кристину, круг её общения, характер, его встречи с ней. Всё записали и отпустили нас домой, — рассказывает женщина. — А на следующее утро домой пришли полицейские. Они перевернули вверх дном всю квартиру. Изъяли телефон, жёсткий диск и велели нам ехать в ОВД».

Ладынская говорит, что в отделении сына сразу увели на допрос, а её с ним не пустили — оставили ждать в коридоре. «Сказали, мамаша, вы нам только мешать будете, ждите здесь», — уверяет Ольга.

По её словам, Кирилла допрашивали около 4-х часов без адвоката и законного представителя. «Когда меня к нему пустили, вижу ребёнка, который не может говорить, задыхается. Мне говорят, он убил девочку, и я — в обморок», — вспоминает Ладынская.

Она говорит, что сотрудники полиции якобы уговорили её никуда не звонить и не приглашать адвоката, чтобы явка с повинной была засчитана. «Всякое бывает, ну убил и убил, главное сейчас ему хуже не сделать», — так, по словам Ольги, убеждали её правоохранители.

Потом мать с сыном отвезли в Следственный комитет, где зафиксировали признание Кирилла в убийстве.

«Я никакая была, в обморок падала, даже скорую мне вызывали. Один из оперативников при этом следил, чтобы я никуда не звонила», — рассказывает Ольга Ладынская.

После признания Кирилла отвезли домой за вещами, а затем на самолёте отправили в Москву, где у него, по словам матери, снова взяли показания.

Вскоре о том, что якобы школьницу нашли расчленённой написали СМИ, а все личные данные Кирилла и его матери слили в сеть. «Я год жила в кошмаре, даже левая рука отнялась. В интернете гадости пишут, на улице пальцем тыкают, соседи шепчутся, за дверью непонятные люди ходят», — жалуется Ольга.

Согласно материалам дела, Ладынский убил Кристину 26 августа около 15-ти часов дня.

В своем признании (есть в распоряжение RT), от которого он в последствии отказался, Кирилл рассказал, что Кристина в нецензурной форме сказала ему, что он ей больше не нужен. От обиды он ударил её в живот ножом, которым резал хлеб на кухне. Это небольшой нож с надписью «СПЕЦНАЗ» он, якобы, купил в Москве на память о поездке «вместо магнитика», пояснял Ладынский.

Позднее, как следует из материалов дела, нож был найден на улице в канализационном сливе в ходе следственного эксперимента.

Кристину, которая, согласно показаниям Кирилла, была какое-то время жива, он уложил в ванну. По словам юноши, он хотел вызвать скорую помощь, но испугался, что его привлекут к ответственности. При этом он отмечал, что плохо себя чувствовал, у него болела голова из-за неприятного запаха, который исходил от трупа.

«Логика всех фильмов с убийствами сводится к тому, что в данных случаях надо либо кинуть труп в автомобиль и увезти в лес, либо расчленить, так как машины не было, выбор был очевиден», — говорится в показаниях Ладынского.

По его словам, для этого он использовал тот же нож, которым убил Кристину. Далее он подробно в мельчайших деталях описывает, как расчленял тело.

Вещи, согласно признанию, Кирилл сложил в отдельные пакеты, но вспомнить смог только как выглядели джинсы и майка.

Избавляясь от тела, Ладынский, по версии следствия, использовал наручники, купленные в интернет-магазине «Всё для охраны». Владелец сайта Андрей Галкин, согласно материалам дела, показал, что заказали товар с телефона Кирилла Ладынского.

Однако, как пояснил он на следствии, кто точно купил наручники, он не рассмотрел из-за плохого зрения, но «это ему и не было нужно, поскольку сделки проходят быстро».

RT связался с Андреем Галкиным, но от разговора он отказался, заявив, что следователи запретили ему общаться с журналистами.

Ладынский якобы спускался в супермаркет, чтобы купить пакеты и скотч. После наступления темноты он избавился от тела и улик, раскидав всё по мусорным бакам и ближайшим окрестностям.

Сдававший квартиру риэлтор Василий Поспелов не сразу заметил, что жилец съехал. По его показаниям, на сообщения от 3 сентября с вопросом, когда квартиросъёмщик планирует съезжать, Кирилл не ответил.

«4 октября обнаружил, что дверь закрыта, однако Кирилла там не было. Форточка на кухню была открыта, также были открыты балконные двери, в связи с чем в квартиру залетела листва», — показал свидетель.

Ничего подозрительного он не заметил, — ни пятен на простынях или скатерти, ни странных предметов. Единственное, что осталось от постояльца — мужские трусы, которые Поспелов выкинул.

RT удалось связаться с Поспеловым, но он заявил, что всё это дело было давно и он уже ничего не помнит.

Показания также давала Ольга Журавлева, живущая напротив квартиры, которую снимал Кирилл. В суде она заявила, что видела в глазок как вечером в квартиру приходили три девушки «одетые по-офисному». Точную дату она назвать на суде не смогла, но сказала, что это было «точно после 22 августа».

По словам соседки, Ладынский открывал им дверь, а одна девушка в очках, по её мнению, была похожа на Хамраеву.

«Не слышала, чтобы там шумели. Утром услышала, что по лестнице спускались люди и решила, что это ушли те девушки», — сообщила Журавлева в суде.

Позднее в СМИ появилась публикация, в которой Журавлёва уже рассказывала, что якобы видела, как вышли из квартиры только две девушки, а третью, по её мнению, задушил Ладынский. Сделал он это быстро и тихо, поскольку криков о помощи она не слышала.

Суд критически отнесся к её показаниям, так как Журавлёва не смогла с уверенностью сказать, что видела именно Хамраеву, и не назвала точной даты, когда это было. Сам же  Поспелов, показал, что с 22 по 23 августа он сдавал квартиру нескольким девушкам.

«Когда я прочитал эти признания, я сам поразился, настолько там всё живо описано. Но когда начал вчитываться, смотреть детали, вылезло огромное количество несостыковок, которые рушат первое впечатление», — рассказывает RT адвокат Ладынского Владимир Дьячук.

По его мнению, невероятно, что щуплый подросток смог избавиться от тела так, что не осталось никаких улик. Даже опытным преступникам такое не под силу, считает адвокат.

Он отмечает, что в первых показаниях Ладынский сообщил, что тщательно помыл ванную используя моющие средства, которые нашёл в квартире и купил в ближайшем супермаркете.

«Делали экспертизу ДНК в квартире, не нашли ни капельки крови, ни одного следа. Изъяли сифон из ванной, там тоже ничего нет, хотя могли бы хрящи застрять. Пацан не смог бы так профессионально избавиться от тела, всё отмыть, чтобы эксперты не нашли следов», — уверен адвокат.

Согласно заключению судмедэкспертизы Москвы (есть в распоряжении RT), молекулярно-генетическая экспертиза смыва с трубы в ванной и найденных в квартире волос не дала результатов.

Дьячук отметил, что так виртуозно избавиться от тела используя складной нож практически не возможно. «Я запрашивал экспертов, даже профессиональный патологоанатом сказал, что ему бы такое было сделать не под силу — небольшим ножом, в ванной, а не на ровной поверхности», — говорит адвокат.

Также защита считает важной деталью, что по банковской карте видно, что Ладынский делал покупки в Burger King в то время, когда, согласно собственному признанию, избавлялся от тела.

«Представьте, посреди расчленения он решает поесть. Моется в той же ванной и идёт в кафе», —поражается адвокат.

Согласно имеющей в распоряжении RT выписке из банка, картой Кирилла Ладынского действительно расплатились в день предполагаемого убийства, 26 августа в 19:16.

Нестыковки появились и в ходе следственного эксперимента. «Он заявил, что выкинул один пакет в ливневую канализацию. Показывает куда, а там решётка стоит, замок специальный, через неё ничего бы не пролезло», — вспоминает Дьячук. Он также уточнил, что решетка стояла старая, и как потом подтвердил Мосводоканал, её не меняли.

Со страницы Кристины в соцсетях её подруге Лизе в 15:19 пришло сообщение «Я в метро». При этом, согласно обвинительному заключению, в период с 14:23 до 15:18 Кирилл нанёс Кристине удар ножом.

Как отмечает Владимир Дьячук, попыток выяснить, где находилась Кристина, когда было отправлено это сообщение, следствие не предпринимало.

Не были затребованы данные с камер видеонаблюдения в метро (это подтверждается ответом Московского метрополитена на адвокатский запрос, есть в распоряжении RT), не был проведён биллинг телефона.

«В ходе судебного заседания мною было заявлено ходатайство о направлении таких запросов судом, но суд отказал на том основании, что эти запросы может сделать сам адвокат, хотя судья прекрасно понимала, что адвокату на его подобные запросы ответа не будет, что и произошло — из компаний-сотовых операторов ответа нет по сей день, московская мэрия перенаправила запрос в другое учреждение (ответа нет)», — говорит Дьячук.

Ладынский молчал всё следствие, пока у него был адвокат по назначению. Только, когда у него сменился защитник, он заявил, что его заставили оговорить себя. Он просил, чтобы ему дали возможность пройти проверку на полиграфе, но получил отказ.

В декабре 2019 года Ладынский был приговорён к пяти годам лишения свободы. Вышестоящая инстанция подтвердила решение суда. Однако в июне 2021 года кассационный суд возвратил материалы уголовного дела в суд первой инстанции для выполнения требований ст.401.7 УПК РФ.

«Дело вернули по формальному признаку, но, похоже, что судьи просто не захотели брать на себя ответственность», — считает адвокат.

С момента ареста Ладынского прошло уже три года. Всё это время его мать пишет жалобы в СК и Генеральную прокуратур, чтобы по делу провели проверки и дополнительное расследование.

«Он был домашний ребёнок, который боится боли. А ему наговорили ужасов, что с ним сделают в тюрьме, если добавят в обвинение статью за изнасилование. Поэтому он и решил всё взять на себя, а его потом выставили чудовищем, — говорит Ольга Ладынская. — Но страшно и то, что добиться правды невозможно. Куда только ни писала, приходят отписки».

Знакомые Кирилла тоже сомневаются, что он способен на такое жестокое убийство.

«Он никогда не проявлял агрессии, был адекватный. Очень был спокойный и когда я узнал про убийство, удивился. Мне кажется, что он не смог бы такое сделать, я в это просто не верю», — рассказал его друг Роман Антонов.

Другой приятель, Федя Бебенин, также замечает, что Кирилл всегда был очень спокойным и открытым. «Всем делился, очень любил животных, часто шутил, и все до сих пор от этой ситуации в шоке», — говорит он.

Однако у матери Кристины нет сомнений в виновности Кирилла.

«Он убил мою дочь, расчленил и рассказывать сказки, что он может быть невиновен, это просто верх наглости и кощунство», — заявила она RT.

RT направил запросы в СК и Генпрокуратуру с просьбой прокомментировать нестыковки в деле, на которые указывает адвокат. Но ответа не получил.

Вместе с тем, сразу после отправленных запросов Ольгу Ладынскую вызвали в прокуратуру и сообщили, что дело сына на особый контроль. При этом, по словам Ладынской, прокурор отдельно интересовался, когда и с какими журналистами общалась женщина.

26 окт